?

Log in

No account? Create an account

Вт, 14 июн, 2011, 00:38
Завершение 1 главы "Черты Мира". Арийская Территория

5. Арийская Территория


Наша страна в разговорной речи зачастую зовётся просто "Запад", хотя самая западная оконечность материка принадлежит Приморью, а не нам. Противостояние "Запад – Восток" в истории нашей цивилизации не менее важно, чем противостояние "Восток – Приморье", но имеет несколько иное значение. Образ "вольного Запада" являет собою противовес как единой железной воле Приморья, так и самодовольному произволу Востока. Земля вооружённых мужчин, ответствующих перед Небесами каждый сам за себя, за свой дом, за любого из взятых под свою руку – каждый сам за себя, без посредников! – вот что такое Арийский Запад. Страна, где нелегко выжить изнеженному чужеземцу – однако всегда найдётся пристанище бедствующему беглецу, а наглому преследователю дороги не будет.


Вкратце история нашего государства такова.


Начало формирования арийской нации было положено тем самым изгнанием из Приморья верующих – сперва христиан, а вслед за ними и верных – которое произошло около трёх тысяч лет назад и о котором было рассказано на предыдущем этапе. Изгнанники отправились жить на окраинные территории Ветхозаветной державы – на те земли, которые считались глубокими провинциями и находились более или менее далеко от новопостроенной Приморской Стены. Эти земли были по преимуществу расположены по южному побережью Северного Материка – то есть, собственно, по так называемому Южному Побережью.

Основными обитателями Южного Побережья спокон веков были довольно-таки близкие родственники Избранного Народа – племена, на последнем историческом этапе носящие имя южноарийцев (в просторечии – ю/а). Ко времени массового изгнания приморцев указанные племена были уже в известной мере цивилизованы и обращены в веру Ветхого Завета, хотя по существу дела оставались дикарями, легко и охотно впадающими в новые формы поклонения самым разнообразным земным, небесным и преисподним силам. Простодушные, темпераментные, любопытные, кровожадные и любвеобильные, ю/а приняли беглецов из Приморья с распростёртыми объятиями. Изгнанники для начала осели у ю/а и некоторое время жили среди них, проповедуя и брачуясь – после чего произошло окончательное размежевание христиан и верных, сопряжённое с разделением территорий. И та, и другая партия ко времени размежевания успела весьма серьёзно обогатить свои ряды за счёт проповеди среди ю/а и смешанных браков с ними – поэтому раскол в среде конфликтующего внутри себя, но тем не менее изначально единого этнического ядра ни для одной из сторон трагедией не стал. Верные расселились по Южному Побережью, а затем и по всему Югу, христиане же двинулись осваивать неарийский Север. Так началась Великая Историческая Миссия Арийской Цивилизации.


Рассуждение о названии нашего народа следует начинать издалека. Попробуем разъяснить ситуацию с учётом той глубины исторических познаний, которая доступна нам на сегодняшний день. В конце концов, если новые познания образуются по ходу написания этой книги – ничто не возбранит нам подкорректировать уже написанное, если же книга увидит свет ранее появления новых, более точных и достоверных сведений – никто не осудит нас, если дополнения будут выпущены вдогонку.


Понятие о том, кто такие "арийцы" и что такое "арийский", в культуре нашей ойкумены уходят в глубокую древность. Мы сами ещё не вполне во всём разобрались, но совершенно очевидно, что соответствующий корень означает "избранный/ превознесенный/ высокий/ возносящийся/ восходящий/ восстающий/ возрастающий"… – можно продолжать далее. Подобно тому как обстоит дело с другими древними корнями, смыслы здесь "текут", смещаются и расползаются, охватывая разнообразный и весьма широко распространившийся пул понятий.

Похоже, что одним из довольно-таки ранних народов, обозначаемых как "арийцы" (не рискнём сказать "самым ранним", чтобы не соврать) были так называемые вейвы – на нашей планете они вообще не местные жители, а пришельцы, причем пришельцы, единовременно явившиеся большой массой народу. "Восходящими" (стало быть, "арийцами") вейвов называют по многим причинам – как по чисто внешним (они способны менять свой рост – изначально вейвы малорослы, в условиях нашей планеты их "натуральный" рост с локоть, но они свободно могут и увеличиваться до среднестатистических человеческих размеров), так и по глубоко внутренним (вейвы – "профессиональные" странники по межзвёздным путям, своего рода "проводники по вершинам и расщелинам" соответствующих космических трасс, и посему зваться "восходящими" им вполне пристало). По масштабам человеческой цивилизации, приход вейвов был одним из довольно-таки ранних массовых переселений на нашу планету (не-массовых было много всегда – наша планета издревле представляла собою достаточно значительный "порт", но это отдельная история). Таким образом, вейвов смело можно считать "первыми арийцами" эпохи антропоморфной ойкумены.

Следующим "массовым заездом" были, судя по всему, те самые, кого сейчас именуют "неарийцами". Это был совсем другой вариант заселения, чем приход вейвов – можно сказать, что сами условия их "транспортировки" были таковы, что новоприбывшие "неарийцы" оказались по плоти своей едва ли не "роднее" всему местному миру, чем явившиеся намного раньше вейвы. По сути дела, вейвы так и остались "странниками и пришельцами" на нашей земле – а неарийцы фактически сделались символом связи человека с его родной природой. Как бы то ни было, эту волну по всем параметрам следовало обозначить как "новые арийцы" (по сравнению со "старыми арийцами" – вейвами: и то, и это – народы, "восстающие" для новой жизни на новой земле) = "нео-арийцы", что и превратилось впоследствии в простецкое "неарийцы" – особенно в противопоставлении со следующими "нео-нео-арийцами", иначе говоря – просто арийцами, то есть, собственно, нами. О них, то есть о нас, и пойдёт речь далее.


Вернёмся, стало быть, к началу формирования арийской нации – той самой отделившейся части Избранного Народа, которая является "арийцами" в современном смысле этого слова.


Отечественная историческая традиция связывает принятие самоназвания "арийцы" с именем Ария, более широко известного как "Зелёный Человек" – героя этапа отделения новорожденного арийского народа от "материнского" приморского этноса. Этот Арий, в свою очередь, получил свое имя как знак возведения в человеческое достоинство ("возведённый", "избранный") – поскольку изначально не имел имени, живя отдельно от людей, и вошёл в человеческое общество через отдельную историю, суть которой такова.

В те самые годы, когда приморские изгнанники поселились и начали жить в окраинных землях, одиноко в горах обитал необыкновенный человек – прекрасный собою чернокудрый дикарь со смугло-зелёной кожей. С высоты нынешнего уровня знания имеются все основания полагать, что этот красавец не был рождён никем из человеческих существ – наиболее вероятно, что матерью его было некое земное лоно, быть может – некая роща из произраставших в тех краях – так что зелёная смуглость кожи указывала на материнскую линию его происхождения, в то время как чернокудрость и буйство нрава знаменовали, что в качестве образца для сложения его плоти был взят классический типаж местных ю/а.

Зелёный Человек ни в коей мере не был извергом и злодеем, но по натуре своей был исключительно игрив и легкомыслен – обладая при этом невероятной, буквально магической притягательностью для девушек и женщин. Разнообразные особы женского пола одна за другой убегали в горы и странствовали вместе с неистовым сорвиголовой по неприступным скалам, в опьянении чувств не желая его покинуть, покуда не срывались в пропасти или не гибли как-нибудь ещё – чему он, по младенческому неразумию своему, совершенно не придавал значения.

Бедствие сумела пресечь одна премудрая дева из семейства изгнанников-христиан. Напоив загадочного горца зельем из волчьего молока и специально собранных трав, она умиротворила его неистовство и пробудила в нём разум, ввела в свой дом и взяла в мужья. Зелёный Человек смог общаться с женою и её роднёй, помогал им всем по хозяйству – но не имел человеческого имени. Он знал, что должен стяжать себе имя подвигом, и терпеливо ждал своего часа.

Означенный час настал, когда распря между верными и христианами дошла до такой степени, что верные преградили христианам путь к общей святыне – и тем помешали им в положенный черёд получить благодатные дары Долины Вереска, бесценно важной и равно чтимой последователями как старой, так и новой религии. Лишённые желанного таинства, связывающего традицию их богослужения с изначальной священной традицией, христиане очень опечалились. Выход из положения был подсказан свыше – обратиться к небесному покровительству Лунной Рощи.

Расположенная в уединённом месте далеко на Востоке, Лунная Роща спокон веков символизирует для человечества материнский покров Небес – и в определённом смысле составляет в отношении Долины Вереска мистическую пару, священнодейственно "рифмуется" с нею. Для христиан благодать Лунной Рощи безусловно связана с покровительством Божией Матери. Благословение Лунной Рощи всегда означает некое особое избранничество, особый путь – путь служения Небесной Матери через помощь её земным детям – и закономерно, что для христиан такое служение представлялось вполне естественным проявлением их веры. Во что реально вылилась Великая Миссия Арийской Цивилизации по отношению к другим земным народам – вопрос отдельный, и к рассмотрению его мы приступим уже весьма вскоре, а пока что вернёмся к нашему Арию.

Арий, то есть Зелёный Человек, предпринял трудное странствие на Восток и вернулся с победой. Он принёс из Лунной Рощи знак благословения – зелёную ветвь – и возвестил своим обретённым сородичам, что благодать Царицы Небесной будет пребывать с ними повсюду и на всякий час. Вдохновлённые этой вестью, христиане оставили наконец места своего временного обитания и тронулись в неизведанный путь – на Север. Имя "Арий", которое обрёл себе этим подвигом Зелёный Человек, было принято как имя рождения нового этноса – арийского народа.

Не являясь общим предком арийцев по плоти, Арий почитается в нашем народе как один из родоначальников в духовном смысле. Потомки Ария по плоти – князья Лазуры, несущие на своих небесно-голубых знамёнах, стягах Пренебесной, изображение зелёной ветки – являются одним из уважаемых древних родов, но никакими особыми привилегиями и никакой особой властью по сравнению с другими древними родами не обладают. Лазуры славятся незаурядными творческими способностями во многих областях деятельности и роскошной неукротимостью нрава – что, разумеется, прибавляет их роду славы среди тех, кто вообще помнит о нашем историческом пути. Впрочем, за время последних столетий таковых сильно поубавилось.

Название "арийский народ, арийцы" распространилось и на единокровных-южан, и на ю/а – никакого другого общего наименования у разнообразных прибрежных племён ю/а не было (или же было давным-давно утрачено). И Север, и Юг всегда помнили о родстве, об исконном единстве нации – хотя северяне стремились построить новую, христианскую культуру, южане же по мере сил пытались воссоздать старую, ветхозаветную. Более бедный и куда более воинственный Север с определённого времени стал всё больше доминировать – и силовое объединение Севера и Юга в одно централизованное государство было произведено в итоге именно северянами. На севере же находятся и обе наши современные столицы – Центр и Северный Город.

У Севера и Юга весьма разнятся и население, и социальные проблемы. Основная проблема арийского Севера – разумеется, отношения с неарийцами. Население Юга куда более пёстрое, и основная проблема арийского Юга не этническая, а религиозная – противостояние между верными и христианами, помноженное на специфические особенности клановой жизни. И южане, и ю/а живут кланами, кланы эти дружат и враждуют, клановые амбиции делают политику, и религиозная принадлежность клана обычно играет даже бóльшую роль, чем личное самоопределение в вере.


Возвратимся, однако, к истории Завоевания.


Легендарная история нашего народа гласит, что на Север двинулись отряды под предводительством трёх командиров, имена которых – Герман, Норман и Армáн. Эти имена популярны у нас и доныне, особенно у северян; меня, например, зовут Герман, а моего малолетнего сына – Норман. Но это в сторону. Означенные отряды, стало быть, имели своей миссией принести неарийцам свет цивилизации, а заодно воздвигнуть новую, доселе невиданную державу. Что же представляли из себя эти самые неарийцы, с которыми нашим предкам предстояло вступить в общение?

В отличие от своих восточных сородичей, западные неарийцы не были объединены государственностью. Они вели в достаточной мере "дикарский" образ жизни – племена кочевые и оседлые, охотники и собиратели, в малой степени – скотоводы и земледельцы. Их связывало между собой нечто гораздо более важное, чем единая социальная структура – и это было осознание братства друг с другом, со своей землёй и со всеми её обитателями, братства, проистекающего из общего родства и почитания общих прародителей и покровителей – так называемой Великой Семёрки, представляющей собою братский же союз Девяти Великих Духов. Пусть несведущие не удивляются и не смущаются численному несовпадению – это не ошибка и не опечатка, а весьма важный и своеобразный момент достаточно сложной религиозно-мистической конструкции. Когда-нибудь мы непременно вернёмся к этой теме и поговорим о неарийских верованиях и о шаманском служении со всем подобающим вниманием к подробностям, но навряд ли это будет вскоре.

Складывается впечатление, что на первом этапе Завоевания общение арийцев с неарийцами было ненавязчивым и отнюдь не напряжённым. Отдельные стычки, похоже, не слишком нарушали картину более-менее мирного сосуществования – которую можно было бы назвать идиллической, если не считать того, что никакого чаемого единства в рамках новой христианской цивилизации отнюдь не просматривалось. Можно сказать, что арийцы и неарийцы жили рядом не смешиваясь, как масло и вода – брачные союзы или просто любовные отношения между этносами были всякий раз частными случаями, не создававшими серьёзного повода к более тесному сближению между народами. О глубинных причинах означенной ситуации и о разнообразных проявлениях этих причин можно рассуждать долго и небезосновательно – однако сейчас нас в интересуют не причины, а следствия. Следствия же оказались весьма печальны.

Арийцы распространялись по Северу, строя укреплённые форты – поселения, обнесённые стенами (в отличие от городов Юга – поселений без стен). Неарийцы продолжали жить в лесных деревнях – избушки, землянки, шалаши… – или же кочевали, обитая на стоянках в кожаных палатках. Городов, подобных восточно-неарийским или нашим, западные неарийцы, кажется, никогда не строили. Иной раз – в мирные времена – неарийцы селились в наших южных городах бок о бок с арийцами, образуя отдельные неарийские кварталы, но положение этих социумов с течением времени становилось всё более и более неустойчивым, так как межэтническое напряжение неуклонно нарастало.

Как получилось, что холодок в отношениях превратился в изнурительное противостояние, переросшее впоследствии в тотальную войну – судить пока что трудно. Слишком многого в истории мы пока ещё не знаем, хотя не теряем надежды узнать со временем. Очевидно лишь, что в конечном итоге страна превратилась в сплошное поле битвы – при этом разговоры о "трёхсотлетней войне", бытовавшие во времена моей юности, ни в малой степени не соответствуют никакой действительности: с одной стороны, воевали и более чем триста лет назад, с другой – даже сто лет назад положение отнюдь не было столь удручающим.

На последнем этапе своего существования наша цивилизация требовала от каждого человека жёсткого самоопределения, однозначного выбора в отношении двух воюющих сторон. Определиться, ариец ты или неариец – означало только одно: определиться, на чьей стороне ты воюешь. Реальная этническая принадлежность при этом играла весьма условную роль – родившись арийцем, неарийцем или любой степени полукровкой, человек обязан был выбрать сторону, к которой будет принадлежать всецело, а прочее должно быть забыто. О принадлежности ко всяким другим народам благоразумнее было не знать или по крайней мере не вспоминать – в тех же случаях, когда этническое своеобразие и высокая степень этнического самосознания побуждала людей помнить о своём историческом прошлом, идеология расового противостояния объявляла таковых "особым древним родом внутри арийского народа". Это правило, конечно, работало в отношении союзников, особенно традиционных союзников – враждебные же этнические образования автоматически "записывались в неарийцы".

Арийцами, в соответствии с этим принципом, считались игны – мирные кочевники-скотоводы, действительно родственники и давние покровители Избранного Народа; нумероны (Люди Числа) – хранители нефтяных скважин и древнейших научных традиций; Серинги – осколки доволхвитской цивилизации… – и так далее и тому подобное. Даже волхвы – и те считались арийцами! – их принято было называть "шарлатаны" (а они называли всех прочих "горожане"), и подразумевалось, что они отличаются от остальных лишь тем, что ведут бродячий образ жизни, и каждый желающий может к ним присоединиться. В действительности всё обстояло, мягко говоря, несколько иначе, но официальная версия была именно такова.

Что касается этнических типов в аспекте внешности, то в эпоху тотальной войны принято было считать, что арийцам присуща тёмная масть и элегантное сложение, неарийцам же – светлая масть и сложение более "брутальное". В действительности, опять-таки, всё обстояло намного сложнее. Арийцы-северяне, скажем, и правда по большей части темноволосы – многие же южане, напротив, достаточно светлы; светлы также и современные приморцы – ю/а же, как уже упоминалось выше в связи с Арием, все как есть жгучие брюнеты. Неарийцы вообще бывают совершенно разномастные, хотя интенсивных брюнетов среди них и в самом деле мало. Одним словом, реальные люди все очень разные – однако расовое противостояние, всё более осознаваемое как противостояние мировоззренческое, вынуждало всех делить друг друга на правых и неправых в том числе и по цвету кожи, глаз и волос.


А теперь обратимся вновь к международной ситуации. Почему наше государство не имело серьёзных правовых отношений ни с Приморьем, ни с Востоком? Представляется, что в свете всего вышеизложенного сформулировать ответ на этот вопрос будет не так уж и сложно. По крайней мере, есть смысл попробовать.


Отрицать существование Приморья как такового у нас никто не пытался, потому что реальные приморцы, отнюдь не скрывавшие, кто они такие, появлялись на Арийском Западе то и дело. Приморцы явочным порядком открывали свои консульства в южных городах, продавали оружие и электроприборы – как законным властям, так и мятежникам-сепаратистам – вступали в политические и любовные отношения с разнообразными представителями всевозможных тайных организаций и т.д. и т.п. Более того – всем было хорошо известно, что беглые и пленные приморцы после первоначального шока легко осваиваются в наших условиях и становятся "совсем как мы" – так что в указанном выше смысле могут приравниваться к арийцам с полным правом. Однако существовал один очень важный психологический момент: всё это относилось к конкретным живым приморцам – но отнюдь не к социально-метафизическому феномену, именуемому "государство Приморье". Нимало не отрицая, как уже было сказано, существование государства Приморья как такового, арийское сознание воспринимало это явление как нечто из области скорее мистической, чем обыденной – нечто многоглаво-многорукое, безлично-бесчеловечное, напоминающее роевое существование Третьей Силы, обитателям Арийского Запада весьма хорошо и неприятно знакомой. Ясно было, что отдельные приморцы (как и отдельные зыби) способны превращаться в людей (да ещё каких!) и делить с нами нашу человеческую жизнь – однако из этого отнюдь не следовало психологической возможности и нравственной допустимости иметь дело с роем. Существовал стабильный смысловой ряд "приморцы – зыби – демоны…" – по народным верованиям, в Приморье вообще располагался ад, по меньшей мере, один из кругов ада: согрешившие при жизни арийцы должны были по смерти "отбывать срок наказания", родившись в шкуре приморцев. Конечно, на последнем историческом этапе мало кто относился к этому на полном серьёзе – но сама по себе мифологема "Приморье = ад" для нашего мировоззрения очень много значила. Подоснову всех этих представлений являет собою образ "кромешной земли", земли-острога, первозданной земли, где можно избыть свою старую вину построением новой жизни своими руками – образ, тесно связанный с древнейшей историей нашей планеты, со служением Атлантики, о котором уже упоминалось, но уделять внимание которому у нас пока что по-прежнему нет возможности. Этот архетипический, если можно так выразиться, момент просто следует иметь в виду.

Практически это означало психологическую допустимость общения с приморцами вплоть до участия в совместных политических интригах на родной арийской почве – и при этом полную невозможность построения общей политики на межгосударственном уровне. Частные лица – отдельные князья и военачальники, особенно ю/а – время от времени позволяли себе разудалые набеги на Приморье, ценой немалых боевых потерь устраивали локальный взлом Приморской Стены, подвергали стремительному разграблению ближайший населённый пункт и с торжеством удалялись восвояси, нагруженные бытовой техникой, весьма отчасти применимой в наших условиях, туалетной бумагой, а также более или менее добровольно взятыми в плен рабами и наложницами. Приморские государственные власти не слишком-то противились этим локальным набегам (возможно, иной раз даже сами провоцировали их) – поскольку, в свою очередь, кого-то из нападавших тоже время от времени удавалось взять в плен, а самое главное – поскольку приморской стороне в любом случае доставалось энное количество детей, рождённых приморскими гражданками вследствие такого рода нападений, а генофонд являлся самым ценным государственным фондом Приморья с очень давних пор. Да и вообще, такие набеги иной раз бывали полезны приморской администрации как средство решения всяких внутренних вопросов, а также пригождались в личных интригах приморских дипломатов на Западе. Однако, как уже говорилось, с арийской стороны все эти взаимоотношения были и оставались взаимоотношениями сугубо частными – наподобие столь же частных, хотя и воспеваемых в общественно значимых балладах и легендах, путешествий сказочных героев в мир мёртвых, в страну демонов, в зазеркалье и так далее.

Совершенно иное дело – Восток. Признание существования Восточной державы было абсолютно несовместимо с нашей официальной идеологией – ведь это означало констатацию факта, что за Хребтом находится целое государство неарийцев, которых мы считаем дикарями, способными жить только в лесах! А если учесть, что уровень жизни и техники в этом государстве очевидным образом гораздо выше нашего, притом оно столь огромно и мощно (хотя бы численно и территориально), что неминуемо раздавит нас, если нападёт – то, стало быть, получается, что оно не хочет на нас нападать, а ведь мы утверждаем, что неарийцы по своей природе таковы, что всегда хотят на нас напасть! – в общем, Восточное государство не вписывалось в нашу сакрально-идеологическую картину мира, поэтому из рассмотрения напрочь исключалось. Самое интересное, что это происходило не только на чисто официальном, формальном уровне, но и на общественном – сам по себе намёк на что-либо восточное мог вызвать спазм ужаса и отвращения, как если бы это было нечто заведомо дьявольское. Говорить о Востоке и восточниках в приличных местах не полагалось – свободно эту тему обсуждали между собой только всевозможные маргиналы, начиная от контрабандистов и кончая завзятыми противниками государства и порядка – студентами. Для общего спокойствия было принято считать всех восточников, действовавших на нашей территории, или арийцами (если люди хорошие и понятные), или приморцами (если они с чудинкой), или уж неарийцами, если иначе никак не получается – но только своими, исконно-посконно-местными, сугубо внутреннего пользования неарийцами, исключительно собственными нашими врагами – ничего другого, оборони Бог!..

И вот здесь я как раз хочу воспользоваться случаем, чтобы принести благодарность Востоку и восточникам. Низкий поклон вам, братцы дорогие, бедовые и самоотверженные наши друзья!.. Множество людей, оставив мирный быт своей родной страны, поселялись у нас, чтобы помогать, учить, лечить, привозили нам книги и медикаменты, показывали делом, что конфликты решаются не только силой оружия, объясняли нам азы современной экономики; низкий поклон вам, бесстрашные апологеты социального развития! – с честью принимая самое ужасное на Западе оскорбление – обвинение в ростовщичестве, а то и в измене – вы порою жертвовали жизнью, чтобы путём финансовой авантюры спасти приютивший вас город от голода. Низкий поклон Разведшколе – стойкому и неистребимому учебному заведению, в котором юных восточников, по книгам и фильмам влюблённых в арийский Запад, воспитывали настоящими мужчинами, способными выжить в наших условиях, не утратив при этом стремления к адекватности; несть числа выпускникам Разведшколы, составившим в дальнейшем лучшие наши кадры – это офицеры и следователи, боевые и штабные, командиры и рядовые – люди, ставшие нашими до мозга костей, но сохранившие в сердце благой опыт мирной жизни. Низкий поклон вам всем, братья!.. Как хотелось бы нам теперь воздать вам добром за добро – ведь у нас тоже есть чем поделиться: то, что принято считать за арийские ценности – личная свобода, неравнодушие, привычка брать решение на себя и отстаивать его в бою, предпочтение духа, а не буквы – всё это уже очень даже пригодилось на современном Востоке и, полагаю, в дальнейшем тоже ещё пригодится. Всё сказанное касается не только современности, но и прошлого – я говорю о нынешнем нашем совместном "освоении прошлого" при помощи разведдеятельности. Для всех нас очень важно приложить руку к восстановлению, точнее, к возрождению восточной цивилизации – и тем самым к возрождению нашей общей ойкумены, где все мы равно дороги и равно необходимы друг другу.


Теперь, когда мне удалось наконец произнести вслух те слова благодарности, которые давным-давно уже рвались у меня с языка – двинемся дальше; сейчас я попытаюсь несколько более подробно рассказать о том, что представляла собою наша страна в эпоху тотальной войны – накануне кризиса и перехода от войны к миру.


К оглавлению написанной части "Черты Мира"


Чт, 18 авг, 2011 20:11 (UTC)
lomenille

Ага, вот разбираюсь, кто такие арийцы и неарийцы:))) очень классно.

Чт, 18 авг, 2011 21:57 (UTC)
archiv_alterry

Ой, а мы по очереди на комменты отвечаем - и не увидели, что ты сама уже это место нашла:)) Ну ничего - зато в том ответе мы ещё тебе даём ссылку на транзит-локс, это важно!

Чт, 18 авг, 2011 20:18 (UTC)
lomenille

Девчонки, а карту вот можно увидеть? Наверняка ведь есть?

Чт, 18 авг, 2011 22:14 (UTC)
archiv_alterry

К сожалению, с чем у нас обеих фигово - так это с картографией:(((((
Поэтому у нас есть "примерные наброски" соотношения материков между собой - и достаточно точная (по крайней мере по важным для нас географическим точкам) разбивка мира по часовым поясам.

То есть, скажем, ширина Пролива (так примерно "в среднем") - 4 часовых пояса, но это как средняя температура по госпиталю: на Севере Пролив сходит на нет, а на Юге превращается в океанские просторы:)) Ну вот представь себе, к примеру, что Евразия соединена с Северной Америкой, а Африка - с Южной Америкой - и получится некое весьма отдалённое подобие Северного и Южного материков соответственно. А Пролив, условно говоря - на месте одного из океанов (ну или на месте Тихого, или на месте Атлантики - это всё равно), а второго океана как бы нет.

Но - ещё раз - тут нет прямых соответствий. Просто нам поначалу было проще сопоставлять с уже известной нам географией здешнего мира (по принципу "вот тут немного похоже на здешний расклад... - похоже, только всё не так, а вот этак!")

То есть, прикинь, Северный материк простирается даже на 18 часовых поясов (не везде, но много где) - и на долю Востока приходится примерно 11-12 часовых поясов, а на долю Арийского Запада с Приморьем вместе - 6-7 часовых поясов. Но это тоже "так примерно", мы засекаем время по важным для нас точкам.

Вт, 24 июл, 2012 00:18 (UTC)
hontoriel

Эхе-хе...
То есть, все разумные на Земле Алестры - арийцы? Просто есть "старые арийцы", есть просто "арийцы" и "нео-арийцы" (неарийцы)?

Вт, 24 июл, 2012 11:22 (UTC)
archiv_alterry

Не-не:) Тут всё сложнее.

Местные жители (да и не местные, пришлые), которые жили тут до прихода вейвов (а тут народищу и до вейвов было немеряно!) - арийцами никогда не были, не звались и всё такое. То есть, конечно, имена со смыслом "избранный/вознесённый" бывали, и нередко, но в качестве имени этноса - ну или такого не было, или это уже прочно забыто.

Потом пришли вейвы, которых можно было звать "арийцами" (= возвышающимися-востоками и пр.), но вообще их звали по-всякому, до нынешнего времени сохранилось обозначение имени "вейвы" (что однозначно с "арийцами", но не однозвучно:))

Потом пришли неарийцы, которых следовало бы тоже звать арийцами, но так их не звали, потому что быстро сложилось звать их неарийцами (что отчасти однозвучно и отчасти однозначно, хотя не вполне:))

Прошло ещё много тысяч лет, и беглецы из Приморья, смешавшие кровь с ю/а и ставшие новым народом, несущим новую религию (христианскую), искали себе названия, и им пришлось по сердцу тоже звать себя арийцами (тоже странники, изгнанники, избранники...) - тем более что имя "Арий" получил символически значимый для становления нового народа человек.

А так вообще-то никаких других крупных этнических объединений, называвших себя "арийцами", мы не знаем - хотя в самом принципе много ума-то не надо, назвать себя "вознесёнными" и "избранниками"! В принципе, много какие социальные группы могли так зваться, но это забыто... И вейвы-то "арийцами" звались мало, а неарийцы быстро стали именно неарийцами. Ну а раз последние три тысячи лет арийцами себя зовёт новый этнос, лидирующий на Западе - так значит, больше никто так с тех пор и не зовётся!

То есть, повторю, и было и есть великое множество этносов, которые не имеют ко всему этому отношения ни в плане названия, ни в плане происхождения. Хотя имена частных лиц типа "Арий" и производных - всегда и всюду было немало: избранным-то зваться приятно!:)