archiv_alterry (archiv_alterry) wrote,
archiv_alterry
archiv_alterry

Про бомбу на ножках и про как мы переводили дыхание

Продолжение.
Предыдущий фрагмент разговора –
вот здесь.


***************************

9 октября 08 по ЧМ, ЧТ
примерно 17-18 ч. по времени Центра



Крейст: С вашего позволения – я уже пьян, господа, но всё-таки… но всё-таки я скажу. (прокашлялся) Мы тут разговариваем все откровенно, и я хочу сказать, что, конечно, да – про нас как говорили, что… мы совершили насилие над малолетними, так говорят и по сию пору. И мы даже, как говорится, с этим не спорим, и… (помолчал) и ошибки свои признаём. Так сказать, раскаиваемся в прахе и пепле.

Герман (недоуменно): Не, что – серьёзно до сих пор говорят?! Я как-то даже вот не врубаюсь – я сегодня в третий раз это слышу…

Яуз (сердито): Да разное говорят! Говорят все всё разное. Так тоже, знаете, не надо обобщать.

Герман: Кому говорить-то?!

Крейст: Друг другу и подросшим детям!

Герман: Нет, я… про подлежащее:)

Крейст: А! кто говорит…

Яуз: Ну, не будем, братцы, показывать пальцами! (пожал плечами) Не, ну можно и указать. (хмыкнул) Тебе назвать конкретных людей, которые это говорили?:)

Герман: Ну, их можно обобщить в какую-то категорию?

Яуз: Я щас скажу. Значит, во-первых о неправомочной вербовке любят рассуждать те меланурги, которым было лет по двадцать, вот так приблизительно, когда…

Герман: Которых не взяли, короче говоря! Понятно.

Яуз: Которых не взяли, которые сами не рискнули – ткскть, заподозрив, что тут могут быть проблемы… (задумался) Да, вот они любят поговорить, что это была нечестная вербовка. Это раз. Два – об этом любят говорить студенты. Особенно те, кто занимается…

Герман: …честной вербовкой:) (ржёт)

Яуз: Воспитанием детей:) Не, ну, кто занимается обучением малышни… всяким вещам, которые пригодятся любому человеку – читать, писать, рисовать.

Герман (горько): А их-то какое дело?

Яуз: Им детей жалко.

Герман: Всем детей жалко.

Яуз: Детей жалко всем, а имеют смелость выступить только эти:)

Герман (возмущённо): Так вы же вроде больше не… (фыркнув) Не вербуете подростков?

Яуз: Ну, речь же идёт о том, как оценить предыдущие, ткскть, происшествия – об этом же речь! Во-первых, неизвестно – может быть, вербуем. Мы из них просто не делаем, ткскть, ходячие бомбы – поэтому это всё незаметно, а может быть…

Герман: Не, ну так все вербуют!

Яуз (серьёзно): Нет, не все. Многие вообще в эти дела не лезут – с подростками.

Бэл: Я вот, например!

Яуз (обрадовался) Вот господин Бартэл, например, никого не вербует, потому что вообще не лезет в эти дела, с подростками:)

Герман: Может, они их самим фактом своего существования вербуют!

Яуз: Ну… Я думаю, это уж, кагрится, мы замнём:) (Герман ржёт; Яуз, зевнув, продолжает) Ну, в третьих, кто ещё? Да на Востоке довольно много людей, которые считают, что это всё недопустимо…

Герман: Не, ну пральна…

Яуз: …что ребёнка загонять в школу, делать ему прививки и так далее в шесть лет, устраивать, там не знаю, с третьего класса профориентацию, делить там на девочек, мальчиков и всех однозначно записывать в белые люди – это допустимо. А спрашивать тринадцатилетку "хочешь быть ходячей бомбой и умереть за правое дело?" – это недопустимо:)

Герман (вздыхает): Понятно. (помолчав) Я, как всегда, влез со своими вопросами… Крейст, ты продолжай!

Крейст (пожав плечами): Так а чё я сказал? Я был пьян и сказал, что речь про то что вербовать детей нельзя, а взрослых можно – продолжается по сию пору.

Все помолчали.

Бэл: Ну вот что я вам скажу, господа! Я щас, конечно, от всего этого держусь подальше, и очень рад. Я, конечно, как считал, так и считаю, что делать из человека бомбу на ножках – это… как бы это сказать… Ну, не знаю, вы бы ещё старинными манускриптами подтирались, понимаете!.. Вот. Но это совершенно одинаково относится к тому, человек сам это с собой делает – или с ним это делает кто-то другой, если тут, ткскть, наличествует свободное решение. Про то, что я думаю про наличие свободного решения у этих… у анфанов – я уже сказал. Я считаю, что свободное решение у них быть может – в этом смысле они могут принимать какие-то решения о своей будущей жизни точно так же, как и все остальные люди. Вот. Но вот если честно – я считаю, что именно что они очень некомпетентны – очень, очень некомпетентны! Кто это сказал? – Герман, это ты сказал, что они очень некомпетентны?

Герман: Ну, я это говорил, да!..

Бэл: Что их легко надуть. Ты сказал – "ребёнка очень легко надуть"…

Герман: Да, да! Да.

Бэл: Потому что он не только некомпетентный в смысле… в какой-то конкретной области – но и вообще, по большому счёту, понимаете, да…

Герман: Так о том и речь!

Бэл: Он как какой-нибудь селенит – который сюда прилетел и почти ничего не знает. И кроме того – да, они действительно эмоциональны, они импульсивны, очень импульсивны. Но это означает, что просто, разговаривая с таким человеком, ты должен это всё иметь в виду – а не то что ты не имеешь права по этому поводу разговаривать. И что по этому поводу он всё равно какое бы решение не принял – оно всё равно будет глупое, безответственное и недееспособное. Я так не считаю. Вот. (перевёл дыхание; обращаясь к Крейсту и Яузу) Насчёт вас, ребята, я действительно – ну совершенно как не знал, так и не знаю: вы уверены, что вот вы с ними там разговаривали абсолютно искренне, абсолютно без всякого нажима, совершенно не пытались ребятам навешать лапшу про то как это будет здорово и красиво – и умолчать о том, что существуют как бы другие некоторые возможности, понимаете, употребить себя в этой жизни? Я как-то всегда исходил из того что я насчёт себя не знаю – и каждый человек в данный момент насчёт себя не знает, поэтому лучше бы… ну как бы это сказать… решение, которое отрезает все другие варианты, отложить на как можно более поздний срок. В этом смысле – понимаете, да? – только в этом смысле я считаю, что бомбу на ножках если из кого-то и делать – то только из людей, которые всё равно вот-вот сдохнут.

Все задумались, помолчали.

Крейст: Да не!.. Бартэл, я не буду говорить, что ты дурак и ничего не знаешь, а мог бы знать – потому что я не настолько пьян.

Яуз: Ты в этом уверен?:)

Крейст: Да:) Я же сказал, что я не буду этого говорить!

Бэл: Я этого не слышал:)

Герман ржёт.

Крейст: Вот. (Бэлу) Ты пойми такую вещь, понимаешь, да – что это сейчас перед человеком тридцать три дороги. А тогда это было не так.

Герман: Или, как минимум, казалось не так:)

Крейст: Ну… скажем, как минимум, мы других… мы не видели этих тридцати трёх дорог. Вот. И в этом смысле мы были как бы солидарны в желании если уж на что-то положить свою жизнь – так с музыкой.

Герман: Красиво сложиться в самое ближайшее время:)

Крейст: Типа того, да.

Герман: Очень хорошо это всё понятно!

Крейст: Типа того, да. Во всяком случае, мы никого не обманывали, никуда не заманивали – в смысле вербовки – и, опять же, с такими ребятами, которые приходили… ну, имея, там не знаю, вполне себе любимых и любящих близких и возможность ещё прожить некоторое время… в каких-то других вариантах, да – мы им тоже всегда старались объяснить, что, мол, парень, или девушка, ты сможешь сделать то что ты хочешь другим способом – оставь этот способ для тех кто не может по-другому. Должны быть командиры, должны быть вдохновители, должны быть всякие другие люли и так далее – если тебе это интересно, то лучше ты будь среди них. (помолчав) Я очень хорошо понимаю, что такое желание быть сильным в этом мире – пусть даже за это придётся заплатить жизнью. Быть сильным для того чтобы сделать то, что ты хочешь сделать – потому что ничего обиднее чем хотеть, понимать и не сделать нету!

Герман: Ну да, а сделать – понятно что: взять, это… нафиг превратиться в огнемёт и всех к чёртовой матери снести!

Крейст: Ну, например! Только не всех, а избирательно.

Герман: Избирательно не получится:( Лучше сразу всех! (помолчав) Меня это желание перманентно терзало всю мою, можно сказать, первую половину жизни.

Крейст: А вот у меня было желание – избирательно.

Герман (безмятежно): Ты молодец!

Крейст: Ну, это может быть какие-нибудь особенности психики. (помолчав) Я эстет:)

Герман: А я нет! (ржёт) (а надо было добавить – "я кинестет":))

Яуз: Даже стих получился: "Я эстет – А я нет!":)

Все помолчали.

Герман (задумчиво): Да… Ну вот… (Крейсту) Но ты говори!

Яуз: Можно я сделаю одну поправочку? Просто так, на всякий случай:) (вздохнул) Дело в том, что всё было на живую нитку – пока, кагрится, сами не попробовали – пока наши ребята сами не попробовали, пока мы с ними не попробовали – про многие эффекты просто не догадывались. Ну так, на всякий случай, понимаете, да! – ну, чтобы мы тут не выставлялись с таким видом, что…

Герман: Да это всё понятно! Всё на живую нитку. Всё что делается по серьёзу, всё что делается с захватом каких-то основательных уровней – это всё на живую нитку.

Яуз: Этот сильный крен, скажем, в суицид, да – мы его не ожидали. Как-то поначалу его не было – это всё появилось только когда, кагрится, наш брат пошёл косяком. То ли обстановочка изменилась, то ли при массовом применении методик что-то такое начинает сбоить…

Герман: Начинает сбоить, я бы сказал, прежде всего критичность! Ребята, если у вас там в ваших бумажках – я сам, своими глазами видел! – на каждой странице обязательно хоть один раз про суицид написано – чего вы хотите-то ещё?!

Яуз: Что написано?

Герман: Ну что, я не знаю! – "и в такой-то ситуации себя убить… и в такой-то ситуации себя убить"! Ребята, ну это же… Ну как, это же принцип такой существует, оно отпечатывается! Когда начинают отказывать, слетать эти… уровни… (машет рукой) Чего ж тут удивительного!

Бэл: Не, не! Тут есть ещё один эффект, я знаю! Свобода. Свобода – это очень важно! Ну – чтобы не бояться. Не бояться насилия.

Герман: Ну, в принципе – да, но, насколько вот я помню это всё – тут именно было чисто вегетативное. Не из-за свободы они так себя вели.

Все помолчали.

Ивэ: Ну, понимаете, господа – с этим отсутствием / наличием страха смерти, да – разные интересные фокусы происходят, это я вам точно могу сказать.

Герман: Мне кажется, это даже и… ну, не имеет это отношения к делу. тут не отсутствие или наличие страха смерти. (помолчав) У меня вот такое ощущение, что это – в чистом виде эффект… ну, внушения. Типа, что нужно, там не знаю, одеться, умыться, почистить зубы и застрелиться. Вот как бы так. Я, может, чего не понимаю в ваших методиках – но вот как я на ощупь помню… (подумав) И у меня такое впечатление, что, конечно, это всё рушиться начало так стремительно из-за того что… ну, соприкосновение суперсистем. Я уж не знаю, как они там вели себя между собой, вам виднее, у вас – отдельно от нас, – а вот при соприкосновении суперсистем это пиздец просто что начиналось.

Яуз: Насчёт суперсистем – это да, это надо как бы отдельно говорить… Это всё такая штука непростая. (вздыхает) Мы тогда, конечно, ни про какие суперсистемы вообще не думали. Ну, то есть… не то что мы про них не думали – мы этим словом не называли и, в общем, не очень всё себе хорошо представляли…

Герман (фыркнув): Можно подумать, что мы щас себе хорошо представляем:)

Яуз: Да лучше, конечно! Просто для нас тогда это была "мистика" – мы её как бы знали и учитывали, и этим гордились. А что там надо ещё в тонкостях разбираться – мы это недооценивали, что было то было:(

Герман: Господи, кто тогда что дооценивал!

Яуз: Да нет, Герман! Да были люди, которые прекрасно всё дооценивали. Мы их просто не уважали и в советчики не брали. Вот и всё.

Герман: И что эти люди делали?

Яуз: В смысле?

Герман: Ну, люди, которые всё прекрасно дооценивали – ну, как бы что они, кагрится, делали? что им сделать-то удалось, вот хотелось бы знать?

Яуз: Ну, не то что делали – они занимались своими делами! – просто можно было бы к ним пойти и посоветоваться…

Герман: А смысл?

Яуз: Много чего можно было бы учесть! Насчёт суперсистем там, магии, вот этого самого эффекта двадцать пятого кадра и так далее. Просто мы этих людей – одних боялись, других презирали…

Герман: Ну, понятно, понятно!

Яуз: Кто-то с нами не хотел разговаривать, с кем-то мы не хотели разговаривать…

Герман: Ну, понятно.

Яуз: Поэтому мы с ними разговаривать не стали.

Герман: Это всё понятно.

Офс: Я очень извиняюсь, господа, но по-моему нужно совершить коллективный поход в туалет.

Герман: А вот это точно! (фыркает) А то ещё немножко, и начнём писаться кипятком:)

Офс (фыркнув): Вот именно, понимаете, да! – разговор как бы… ну, очень интересный и важный, никому не хочется покидать комнату – а всё-таки давайте как-то это… разобьёмся на пары – и вперёд!:)

Герман: Да! С песней:) (ржёт)

Офс: Непременно:)

Яуз: Надо подумать, какая песня тут должна быть:)

Герман: Мы обычно поём "На Роду шли…" – и так далее:)

Яуз (обрадовался): Серьёзно, да?!..

Герман: Ну! (ржёт) Мы ж тут третий день уже зависаем:)

Яуз каким-то совершенно невообразимым образом пропел "На Роду шли галопом спешно мы…"

Крейст (озабоченно похлопал Яуза по спине): Пошли, пошли спешно!

Герман: Давайте вперёд!


Яуз с Крейстом пошли первыми; народ зашевелился, стал вставать, из-за стола вылезать, прикидывать, как разбиться на пары (у Орса с Офсом туалет на две персоны).

Герман с Ивэ пошли следующими за Яузом и Крейстом. Гепард сказал – мол, мы можем разбиться попарно, да! Дик сразу взял под ручку Бэла – Бэл развеселился, что, мол, у вас тут это так многозначительно, вроде кадрили!

Герман с Ивэ вышли в коридор, чтоб встретить Яуза с Крейстом на обратном пути.


Ивэ (вздыхает): "Я вся горю, не пойму отчего!":)

Герман (фыркнул; обнял Ивэ, кивнул в сторону комнаты – насчёт Бэла): Ну, он щас так ничего, по-моему? Перестало всё звенеть:)

Ивэ (вздыхает; осторожно): Ну, да… Так чтобы звенеть – немножко перестало:)

Герман: Я думал, у меня лопнет…

Ивэ: …барабанная перепонка!

Герман: Да:)

Ивэ: Слишком высокий и тонкий звук!

Герман: Прибор для определения ушного звона лопнет:) (фыркнул) Я его не очень, как тебе кажется?

Ивэ: Не, как раз хорошо – ты так это с ним… вполне себе… дружелюбно и непринуждённо, нормально так:) (помолчав) А я?

Герман: А ты, по-моему, вообще молчал! всю дорогу:)

Ивэ: Ну, я там… пару реплик подал…

Герман: Я тебя даже не слышал:)

Ивэ: …и вообще с улыбкой идиота – мол, что это Бартэл, мой учитель!

Герман (фыркает): Не, нуаче… Очень мило:)

Ивэ: Он вроде как-то заметным образом не содрогнулся при этом:)

Герман (ржёт): Думаешь, он старается от тебя откреститься?

Ивэ: Да я не понял! Тут, с одной стороны, я не хочу, чтобы он подумал, что я от него хочу откреститься – с другой стороны, я ни разу бы не хотел, чтобы он чувствовал, что я как-то тут навязываюсь – в любой форме: и в форме как бы непрошеной защиты, и в форме, ткскть, присоседиться к его славе:)

Герман: Ну вот вы с ним рядом сидели – как он там на тебя, это… вибрировал?

Ивэ: Да, вибрировал! То больше, то меньше:)


Крейст с Яузом вышли из туалета (мы с Ивэ практически уже туда и подошли, разговаривая).

Яуз: Слушайте, как у вас тут всё шикарно! как у вас тут всё прекрасно!:)

Герман: Ну, мы тут так – тоже гости:) это всё хозяевам слава!


Прошли вдвоём с Ивэ в туалет.

Ивэ: Так, отлично! Писаем, причёсываемся:)

Герман: Угу:) Освобождаем место для…

Ивэ: …для другой конфиденциальной пары:) (кивнув в сторону удалившихся Яуза и Крейста) Ну, эти и вообще нормально! Они вдвоём – им спокойнее, конечно:)

Герман: Вдвоём, конечно, лучше! Вдвоём всегда веселее:)

Ивэ: Но всё равно – я бы сказал, что общая атмосфера совсем не похожа на обычные съезды, скажем, СцО.

Герман: Никогда не был – ничего сказать не могу:(

Ивэ: Не, там обычно страшно много шума…Господи, ну чего ты – в Школе был, видел тамошнее? Ну вот примерно то же самое. Толпа народу, все бегают, орут, хохочут, разбиваются на группы, друг друга хлопают по всяким частям тела, тут же приватно уже выпивают, выбегают кого-то ещё встречать, отбегают в сторону кому-то там ещё позвонить, кого-то просят, кто не разведчики… И главное, что во всём царит такая несколько… суматошность и… ну… "мы тут все свои". А тут – прямо такие напряги, как будто мы тут в самом деле собрались решать какие-то вопросы жизни и смерти мира! (помолчав) Так вообще-то, если бы это должна была быть представительная компания, да – то нужно было бы кого-то тащить от студентов, кто занимается детьми. Военное сословие здесь представлено во всех вариантах – от Школы до…

Герман: Ну, Дик и Офс – они в некотором роде…

Ивэ: Ну, Дик и Офс – в некотором смысле скорее военные!

Герман: Скорее военные – но близкие к студентам!

Ивэ: Да вот не совсем, я бы сказал! Ни Дик, ни Офс – на самом деле нет. Это не студенческое воспитание! Дик же говорит, что он с ними конфликтует – он им не может объяснить, что к чему, и так далее.

Герман: Ой, ну и внутри студентов все конфликтуют, не могут друг другу объяснить, и внутри военных все конфликтуют и не могут друг другу объяснить…


Мы с Ивэ вышли из туалета. Гепард с Истоном, которые уже поджидали около, пошли внутрь. Почти пришли ко всем – тут Офс навстречу нам вышел в коридор:


Офс: Герман, Герман! Герман и Ивэ. Знаете, какая идея появилась? Вот Крейст и Язь хотят искупаться в бассейне – и я подумал: а как вы считаете, нельзя пойти к Кату?

Герман: Так это к Шеолу вопрос – там щас свободно или нет?

Офс: Ну вот как бы в принципе – как вы считаете?

Герман: Ну, в принципе – публичный бассейн, туда можно ходить! А… а мы тоже хотим, да:)

Шеол: Свободно, свободно щас!

Герман: Ну щас, тогда все, наверно… А то что же, все пойдут – половина в туалет туда, половина в туалет сюда… Потеряется кто-нибудь:) (к Ивэ): Ну пойдём, вернёмся в комнату пока!

Ивэ: Давай)


Мы дожидались всех, пока все пройдут через туалет, чтобы никто не потерялся между здешним и катовским туалетом. (Последними из туалета вышли Дик и Бэл.) Это мы сперва стояли в конце коридора около гостиной – смотрели как народ дефилирует парами в туалет и назад. Гепард и Историком вышли – Арута с Антиком пошли. Мы пошли в гостиную опять – пока народ ходит туда-сюда.

В гостиной были Орс с Офсом, Яуз с Крейстом, тут же Шеол, тут же Бартэл и Дик – немножечко в сторонке разговаривали.


Крейст: А это правда – удобно, да?

Герман: В смысле Катовского бассейна?

Крейст: Да!

Герман (кивает): Публичный бассейн, да… А вы там не были?

Крейст (качает головой): Как-то не довелось.

Герман: А вообще на Пластре?

Яуз: Я был!

Крейст: Я не был.

Герман: Всюду не успеешь побывать, понятно…

Крейст: Да Яуз вообще много где бывает! я в этом смысле домосед. И вообще мы не то чтобы всюду ходили взявшись за руку:)

Герман (хмыкнув): Ну, я так думаю, у вас таки какие-то общие дела вполне… Не то что вы прямо щас вот собрались:)

Яуз и Крейст развеселились, стали друг друга пихать плечами (то есть таки ясно, что живут они на данном этапе вместе).

Яуз (игриво): Да, иногда случается, чем заняться!:)

Герман: Ну да, я понял! – не то рейды, не то рейсы:)

Яуз: Точно! Иной раз идёшь и сам не знаешь – рейд это или рейс:) Как получится!

Переместились ближе к Орсу с Офсом.

Яуз (Орсу с Офсом): Хорошая у вас квартира!

Орс (гордо): Да! У нас хорошая квартира:)

Крейст: Так а… кхм… домашние? женщины, дети? – они разбежались-попрятались пока?:)

Орс: Мы их эвакуировали на сборы винограда!

Герман: Тяжёлый детский и женский труд! :)

Крейст: Да… (вздохнул) На самом деле, если… если в самом деле собирать виноград – это ооо! Не, ну хуже, конечно, чай и сахарный тростник… Я отработал в возрасте лет, наверно, десяти целый сезон – но, конечно, к концу сезона был ни на что не похож. Я и так-то был довольно хилый мальчишка:) Меня родственники оттуда забрали – но уже, так сказать, не то чтоб с полу отскребали – я держался, хорохорился и говорил, что – ваще, не уверен, что хочу отсюда уезжать, я ещё подумаю! тут ещё праздники как раз щас начинаются! Мне сказали – да, праздники! держи карман шире! – соскоблили меня в коробочку и увезли восвояси:)

Яуз (патетически): И с этого момента Крейст решил вырасти и отомстить взрослым, которые эксплуатировали детский труд!:)

Герман: Ну да – сперва эксплуатируют, потом на праздник не дают остаться! Есть за что отомстить, конечно:)

Крейст: Да все мы через это проходим! Просто для кого-то это превращается как бы в тему – а для кого-то не превращается.

Герман: В смысле "отомстить"?

Крейст: Да.

Герман (фыркнув): Ну да, кому-то удаётся вовремя отомстить – и уже темы никакой нету:)

Крейст (серьёзно): Да, вот именно! Может, и так.

Герман (вздыхает): Сложно всё это:(


Дик с Бэлом ушли в туалет. Все остальные понемножку из коридора подтянулись в гостиную.


Герман: Бэл вон объяснял, что должно быть… ну, короче, отрицание отрицания и так далее. (вздыхает) А я вот даже и не понимаю, честно говоря – так оно или не так…

Ивэ: Ну, если учесть, что реально на Арийской Территории у огромного количества детей взрослых убивают до достижения детьми… ну, убивают, или, наоборот, дети от взрослых теряются – но достижение сознательного подросткового возраста, когда уже…

Герман: Слушай, ну всё равно же у них значимые старшие есть! Никуда они не деваются.

Ивэ: Знаешь, это тоже по-разному, на самом деле! Потому что во-первых, всё-таки – я бы сказал, что… ну вот прикинь, да – возьми, скажем, мою ситуацию. Для примера, да. Ну что? – все мои родители кончились, когда я был ещё совсем малолеткой, поэтому с ними конфликтовать у меня не получилось бы при всём желании:) Теперь вот у меня есть, ткскть, мама с папой взрослые – мы с ними конфликтуем в охотку:) И я понимаю, что да! – если бы они остались, я бы и с тем конфликтовал, и с тем конфликтовал, и с этим бы против этого конфликтовал в таком-то вопросе, а с этим против этого в другом вопросе…

Герман: Ну понятно!

Ивэ: Может, даже и очень неплохо получилось бы дома, понимаешь!.. Говорить о том, что дети конфликтуют с родителями – это если есть общий фронт родителей. А если у них у самих там сплошные приключения между собой? Ну вот. Дальше остались мои родственники, которые меня по-всякому пасли – естественно, я про них думал: "Эх, если б были мои родители живы – я бы с ними вместе сговорился и на этих бы наехал, а так мне приходится отбиваться ото всех в одиночку. О, были бы мои родители – они были бы за меня!" Вот тебе пожалуйста – ну и с кем я против кого бы я был? С моей точки зрения – как раз наоборот: я был заодно со старшими, со всей мировой, то есть извините, арийской культурой, которая знает, чего делает, со своими покойными родителями, которые были идеалы в моих глазах – против вот этих, которые чёрт знает чем тут занимаются!

Герман: Ну я так понял, по мысли Бэла, что неважно, кагрится, кто от кого произрастает – а важно, что на данный момент есть значимые старшие, с которыми ты конфликтуешь…

Ивэ: Совершенно верно! – а потом я от них удрал, по ходу конфликта, и попал в нежные объятия Бэла – с которым конфликтовал сколько моя душенька захочет, пока не ушёл от него в Школу.

Герман: Ну да:)

Ивэ: Ну и… ?

Герман: А дальше конфликтовали мы с тобой! (хлопает Ивэ по плечу, начинает ржать) По очереди – кто старший… (обнимает Ивэ) Дааа…

Ивэ: Вот именно:) Так что это всё так – сложно:)

Герман: Ну и что? И до чего, спрашивается, мы докатились? (ржёт) Я не понял!

Ивэ: Ну, во всяком случае, можно сказать, что вот эта схема, которую видит Бэл – она работает, только если есть некий монолит. Вот попросту говоря. Вот там, где ты живёшь, и где ты отгорожен какими-то стенами от всех прочих – вот у тебя монолит. Вот ты, скажем, живёшь в какой-нибудь фермерской семье и со своим старшим монолитом борешься – а вот ты живёшь там в офицерской или, там не знаю, вот ты в Школе, сын преподавателя или там его воспитанник – и ты с ним конфликтуешь и из Школы уходишь в фермеры или студенты… Вот так вот это, кагрится, работает. А если у тебя все стены открыты, куда хошь туда и иди, понимаешь – ты десять раз на дню, будучи воспитанником Гепарда…

Гепард: Ась?:)

Ивэ: Я говорю, что, вот скажем, Гепард – положим, твой воспитанник много с кем может при этом общаться. Он общается с тобой и тебя отрицает…

Истон (радостно): А меня он при этом не отрицает!:)

Ивэ: Ну хорошо – выйдет он за ворота и будет там общаться с кем угодно, и может их, там не знаю, отрицать, не отрицать – а встретится со своими сверстниками, которые живут в совсем других условиях и со своими старшими тоже там какие-то отношения выстраивают – со своими сверстниками у него будет что? конфронтация или, наоборот, коалиция? и против кого?

Герман: Может, как фишка ляжет?

Ивэ: Как фишка ляжет! То есть, короче говоря, если все разбиты на такие отдельные соты, да, и в каждой соте своя традиция, и молодое поколение против неё восстаёт или, наоборот, с ней солидаризуется – то это как бы одна схема. А если никаких сот нету, а всё прозрачное, продуваемое, пошёл направо, пошёл налево, не понравилось – уехал на лето к совсем другой родне и с ними там пообщался – то эта чёткая конфронтация между старшими и младшими просто не установится, по-моему!

Герман (задумчиво): Чёрт его знает! – вот тут я совсем ничего не понимаю:(


***************************

Примечание:

Ещё раз напомним, что про Яуза и Крейста как авторов "методики Богомола и Подёнки", "одиозных людей", от которых открещивается даже СцО – можно посмотреть
вот здесь.
Tags: Арийский Запад, Бартэл, Дети и мир, Ивэ, Обычаи-нравы-ритуалы, Орс и Офс, Распечатки звукофайлов, Чёрное Дело, Яуз и Крейст
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments