archiv_alterry (archiv_alterry) wrote,
archiv_alterry
archiv_alterry

Category:

Соприсутствовать встречам

Вспомнился мне, братцы, эпизод из давней юности моей. Не в том смысле "вспомнился", как если б я его забыл – я не забывал, просто он у меня в архиве "по месту" лежит себе да лежит, я и не трогаю; а тут вдруг накрыло – вот думаю, запишу, пусть будет. В бумаги не лезу, некогда – уж как вспоминаю сейчас, так и запишу. Потом когда-нибудь посмотрю, где у меня чего про это уже есть. Это дело старое, годов так примерно 1978-79 по земле-здешнему, типа того.


А было-то оно вот как. Шла первая как бы типа мирная зима – как раз вокруг Новолетия, которое Чертой Мира потом назначили. Всюду волнения, переживания – что да как делать теперь, что всем думать про всех; в Школе Следователей тоже тарарам был, ученики с учителей всяко-разного ответа требовали, вместо уроков митинги устраивали, то да сё. По этому поводу кто-то нас в Школу и выдернул – сейчас не помню, каких таких "нас", может я ваще один тогда и пошёл, только трёхтельный; факт, что надо было помочь успокоить молодёжь, а то дело уже до поножовщины дошло.

И вот, стало быть, метался я по Школе – как обычно, кого-то найти, кого-то с кем-то свести, кого-то стреляться отговорить, кому-то по зубам надавать – и так по ходу на Баллиста попал. Это преп такой, я тогда не знал, что он совсем необыкновенный; понял только, что хрупкий, малость не от мира сего. Не помню, каким макаром меня к нему вынесло и что мне про него успели сказать; может, что-то в том духе, что мелкие ребята из-за своих разборок с его урока сбежали – а старшеклассники испугались, что у Баллиста от этого травма будет, вот и попросили присмотреть.

Короче, забегаю я к нему в класс – то ли пустой совсем, то ли всё же были кто-то там – и вижу, что в натуре худо чуваку. Стоит с мелом в руке сам весь белый, половина доски фигнёй исписана – не то что прямо дважды два четыре, но в таком духе, даже мне понятно что фигня – и такое впечатление, что щас тут же рядом петельку с крюком нарисует и на ней удавится. Я чего-то сходу стал говорить, не факт что поздоровался даже; он на меня уставился – ох и странный, думаю, взгляд! – а потом развернулся, одним движением фигню с доски смахнул – и начал быстро-быстро формулы писать. И вот тут, опять же, даже я понял, что это что-то совсем серьёзное, не для Школы никак.

У меня аж поджилки затряслись – как окатило: ясно, что срочная помощь нужна, а я в этих материях ни бум-бум. Что делать?! – сообразил, что есть у меня знакомый по кличке Мутант – коллега-разведчик, но притом учёный. Настоящий учёный, не юзер какой-нибудь: физик-математик, изобретатель, всё такое. Не восточник даже, а приморец, ну, в данном случае не суть. Короче, звоню ему – связываюсь, то есть, мысленно – прям не отходя от кассы: смотри, мол, какие пироги! – Мутант аж присвистнул: "а ну живо давай управление, я разберусь!" Я расслабился, "отступил" – но не "провалился", а так всё и видел, что вокруг творится. А творилось вот что.

Мутант сделал (мною) шаг к доске, взял другой кусок мела – и начертал ряд буквочек и циферок прямо под строчкой Баллиста. Баллист издал горлом сиплый звук, стрельнул глазом – и стремительно набросал что-то ещё ниже. Мутант (мною) цокнул языком, хрюкнул, лёгким касаньем нанёс новую строчку; Баллист застонал, стиснул мел, хрустнувший в кулаке – половину бросил, другой заскрипел по доске, буквально стирая пальцы. Мутант не отставал. Ещё несколько "реплик" в диалоге – наконец Баллист уронил мел, развернулся, глядя на нас с Мутантом квадратными глазами, схватил меня за руки, по лицу слёзы покатились – тут Мутант отвалил, может даже вырубился, так что я ощутил себя буквально в чужой постели. Стискивал руки Баллиста, лепетал – то ли "щас он придёт", то ли "щас я тебя к нему отведу" – наконец собрался с силами, рванул к Мутанту, сдал их друг другу. Мутант уже ничего был, вполне себе свеж, глазищами только ворочал. А я буквально упал, уйдя от них – надо было весь этот шквал куда-то в себе упихать, прибой раскатать, граблями волны распределить:)

Надо сказать, Баллист меня потом всегда отличал – я когда это заметил, удивился даже: уже знал, что он ваще-то не шибко посторонние вещи отличает. А он как меня завидит, так улыбаться начинает до ушей. Запомнил-таки, что это я посредником послужил:)


Потрясающая это, братцы, штука – присутствовать при встречах. Мне уже сколько раз по жизни доводилось, а всё равно, когда такое случится – будто заново рождаюсь. И встречи-то вроде как не мои ведь! – а всё равно, раз видел, раз соприсутствовал – все мои.


И ещё из комментов дополнение от Шеола – как про эту историю вспоминает сам Баллист:


sheol_superkomp:

Насколько мне известно, он (Баллист) про этот эпизод вспоминал не раз.

У него привычка для успокоения повторять таблицу квадратов (пять на пять – двадцать пять, двадцать пять на двадцать пять – шестьсот двадцать пять, ...) и когда мальчишки начинают шуметь, он это пишет и вслух проговаривает, иной раз они замолкают. А тут все убежали с воплями. Он попытался их окликнуть, но его послали. Такого чтобы убегали – до сих пор не случалось, он так и понял, что наступают последние дни Школы, вот он свой рубеж не удержал, скоро загорится здание, поди.

Тогда он решил не отчаиваться и в качестве поддержки (так что даже если и загорится, было бы что делать) вернулся к своей любимой на тот момент мысли, про объём тел вращения, образованных сложными кривыми, особенно если вращение даёт полости.

Тут пришли чужие, кажется, ребята, не школьные (это был Герман). Баллист с трудом отвлёкся от фигур вращения и стал думать – они понимают, что здесь сплошная гибель, и не надо ли им про это как-то сказать? или они тоже хотят что-то сказать про фигуры вращения, и тогда им не до будущего пожара?
Герман так зачарованно смотрел на доску, как будто уже на ней что-то видел, и так сострадательно смотрел на Баллиста, как будто хотел что-то подсказать ему, посочувствовать. Тогда Баллист написал уравнение, которое у него вызывало больше всего смущения (но вместе и интереса) – что будет.

Герман засиял как праздничный камин и в ответ написал внезапную вещь. Баллист чуть не упал – как он мог такой простой вещи не догадаться? – так может и насчёт того что Школа сейчас рухнет он тоже дал маху, может всё и обойдётся? Сразу стал сводить формулы в систему, оглянулся на Германа – что тот думает? – и понял, что тот ничего не думает, а в состоянии вдохновения пребывает, такие у него были глаза. Но тут же Герман и написал толковую подсказку, которая позволяла всю систему решить вот буквально не сходя с места, за десять минут. Значит, догадался Баллист, этот парень точно знает что пожара не будет и вообще ребята наверное вернутся скоро в класс – а пока надо успеть вывести хотя бы область решений. Он стал выводить, а Герман (или высшие силы через него) подсказывал. Баллист так и загадал – если итог впишется в обобщённую формулу, которую Баллист для себя набросал "на глазок" – то и со Школой всё устаканится, никто не погибнет, все препы уцелеют и ученики.

А Мутант на том конце, как потом оказалось, чуть не уронил челюсть на пол, увидев эту обобщённую формулу, потому что он её искал по старым записям (ещё эпохи общей ойкумены, с теми ещё символами и обобщениями).

В общем, всё со всем сложилось, уже потом Баллист с Мутантом дообсудили частности, и Мутант объяснил Баллисту про роль Германа. Так что Баллист очень сострадал Герману – что тому на этом пиршестве духа мало что досталось – по усам текло, так сказать. И всё думал, как бы ему сделать какое-нибудь утешение – выучить, например, его в уме складывать двенадцатеричные дроби и переводить в десятеричные, или чертить сложные фигуры по элементарным лекалам. Но потом ему сказали, что Герман и так вполне доволен, и он утешился.
Tags: Личное, Школа Следователей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments