archiv_alterry (archiv_alterry) wrote,
archiv_alterry
archiv_alterry

Что такое бижанрик? "Баллада о Зелёном Человеке"

4. "Я сижу в холодном, мрачном подземелье…" Бижанрик


Что такое бижанрик?

Бижанрик представляет собою шуточное поэтическое произведение, состоящее из двух частей. Обе части написаны на одну и ту же тему, но в разных стилях: первая часть – в высоком, патетическом, вторая – в приземлённом, дурашливом.

Конструкция бижанрика даёт ключ к пониманию "истории создания произведения". Подразумевается, что якобы сперва на полном серьёзе сочиняется некое патетическое стихотворение (гимн, баллада, поэма и пр.), после чего оно на полном же серьёзе переводится на другой язык. Однако переводчик как на грех оказывается не шибко умелым, а то и попросту халтурщиком. Полученный в конечном итоге результат соответствует исходнику только тематически, сюжетно – стиль же, лексика, эмоциональные акценты и пр. от первичного текста весьма далеки, а то и прямо противоположны.

Понятно, что всё это – только "легенда". Конечно, иной раз и впрямь бывает, что берётся натуральный гимн, баллада и пр., и на его основе сочиняется пародия; конечно, иной раз и впрямь встречаются "горе-переводчики". Нельзя исключать, что идея бижанрика как особого рода искусства произрастает именно из этих реально существующих фактов. Однако на нынешнем этапе версия "некачественного перевода" является лишь одним из "декоративных элементов" бижанрика. Как правило, обе части бижанрика бывают представлены читателю / слушателю на бытовом – и только на пальцах объясняется, что этот текст был-де написан на другом языке, звучал примерно так-то и означал примерно то-то. Что характерно, "перевод" может подразумеваться в любую сторону: и что первая часть написана-де на кастовом, а переведена на койнэ, и что первая часть написана на койнэ, а переведена на кастовый (или, например, на один из неарийских языков).

На нынешнем этапе обе части бижанрика создаются обычно одновременно – и "патетическая" часть, которая уже может нести элементы самопародии, и "шутовская". Однако правила сочинения бижанриков не жёстки, так что и по сию пору никому не возбраняется взять нечто "высокостильное" из бытующих в нашей культуре вещей, написать на него пародию с характерными чертами бижанрика и пожинать заслуженные лавры. А может, почивать на заслуженных плодах. Особенно если и впрямь получится смешно.

Одним из специфических признаков бижанрика является нарочитое несоответствие стихотворных размеров первой и второй частей. Этим бижанрик отличается от классической пародии, которая подразумевает воспроизведение ритма стиха, особенностей построения строфы и т.д. и т.п. Есть и другие особенности, в том числе свойственные шуточному фольклору в целом. Так, для второй части бижанрика характерно снижение стиля (жаргонизмы, обсценная лексика, нередко раёшность и пр), а также неправильные формы слов и даже порой неверное словоупотребление, в чём обыгрывается тема "неумелого перевода". Это сближает бижанрик с жанром "иноязычной детской чепухи" – в "чепухе" доминирует тема ошибочного словоупотребления, когда иноязычное слово заменяется другим, отличающимся на одну-две буквы. Пример – забавная колыбельная на одном из широко распространённых неарийских языков. В частности там поётся нечто, имеющее следующий смысл:

По полям идут коровки,
Прыгая через канальцы <канавки>

В результате "очепушения" текст песенки приобретает вид, который можно перевести как-нибудь так:

Пополам падут коробки,
Двигаясь поверх каналий…

Однако это я сильно отвлёкся; ну да ладно, будем считать, что с жанром иноязычной детской чепухи я познакомил вас в рамках общей панорамы "просто-шуточного" фольклора. А теперь возвратимся к бижанрику.

В качестве примеров бижанрика я подобрал, быть может, не самые характерные произведения – однако в том, что я выбрал, есть своя прелесть, в частности своя прелесть для меня лично. А поелику в мои планы входит рассказать в числе прочего и о себе самом, то я нахожу небессмысленным делать выборку в соответствии со своими личными вкусами и пристрастиями. В конце концов, я тоже своего рода "образец культуры", достойный внимания этнографа, историка и даже обществоведа.

Одним словом – поехали.


* * *

Баллада о Зелёном Человеке


1.

Жили у горных подножий
Люди в тихом селе
И жил Зеленокожий
На высокой скале.

Проснувшись до рассвета,
Слышат люди: в ночи
За деревьями где-то
Смех его звучит.

Видят люди: в осоке
Он пробежал, плеща –
Легконогий, высокий
И в венке из плюща.

Встретив его, сразу
Бледнели девы, шепча:
"О, вот он – Черноглазый,
Кудри ниже плеча,

Нежным венком из лилий
Лоб его обвит…" –
И девы с ним уходили,
Забыв про страх и стыд.

Среди цветущих нагорий
Брели они, веселы… –
И дева гибла вскоре,
Срываясь со скалы,

И дева гибла вскоре
Без ропота и мольбы…
А он и не ведал горя,
Ибо бессмертен был.

…..

Небосвод пологий
Сонно прильнул к земле.
Девушка без дороги
Тихо идёт во мгле,

Напевая, вздыхая,
Светла, как пламя свечи;
Словно трава сухая,
Шёпот её в ночи.

Спит волчица в берлоге.
Расцветает восход.
На сером горном отроге
Зелёная мята растёт.

Дева идёт без дороги,
Светится небосвод,
Падают ей под ноги
Блики озёрных вод.

Ветер дует на запад.
Кипит молоко в котле.
Молочный и мятный запах
Ветер несёт к скале.

Бурлят в молоке волчицы
Листья трав, зелены.
У девушки ресницы
Влажны и опалены.

Девушка смотрит мудро
В костёр, в сплетенье огней…
Внезапно Чернокудрый
С улыбкой встаёт перед ней.

Взгляд его бездонен.
Венка причудлива вязь.
Тянет он ладони
Прямо к котлу, смеясь…

…..

Спит Черноволосый –
Откинута рука –
С губ не стерев полосок
Сладкого молока.

Оскал отрешённо-белый,
Но линии губ мягки.
Девушка рядом села,
Коснулась его щеки.

Когда же растаял вечер
И остыла зола,
Она его, взяв за плечи,
В дом к себе увела.

…..

Промелькнув на пороге,
Как лунный блик в лесу,
Бросился Легконогий
Прямо в траву, в росу.

В венке из лунного света
Замер, точно в бреду…
И вдруг услыхал: "Где ты?
Любимый мой, я жду!"

Он задрожал молча,
Глядя в упор на звезду –
И тихо завыл по-волчьи,
И прошептал: "Иду!"


2.

Там, где кедры и сосны шумели,
На уступах крутых, высоко,
В стороне от людей (надоели!)
Жил красавчик в зелёном трико.

Брёл по скалам, траву приминая
Здоровенною лапой босой,
Восклицал "о природа, родная!"
Разумеется, мылся росой.

К сожаленью, имел недостатки:
Был он бабником, выл по ночам.
Иногда на душе выпадали осадки –
От сельчан получал… по очам.

Ну, жена бедолаге досталась:
"Охламон! Разгильдяй! Где ты был?!"
Что же делать страдальцу осталось? –
Вышел в сени, тихонечко взвыл.


* * *

Бижанрик "Баллада о Зелёном Человеке" интересен прежде всего тем, что двояко трактует один из исходных сюжетов эпохи становления арийской цивилизации. Не принимайте мои слова чересчур всерьёз, всё же мы не церковное песнопение обсуждаем, а бижанрик – однако вопрос о соотношениях свободы и необходимости, осознанного и бессознательного, индивидуального и общественного (список можно продолжать) – он таки да, в своём роде вопрос ключевой. Оставив в стороне реально-исторического Ария с его реально-же-исторической супругой, мы можем увидеть здесь тему власти семьи над личностью; поданная в шутовском виде, означенная тема даже более доступна для рассмотрения, чем нарисованная на полном серьёзе.

Обещал добавить пару слов о том, что сей расклад означает для меня – чем вот конкретно мне всё это мило. Скажу откровенно: так сложилось, что мой первый брак был не слишком удачным, и тихонечко выть, глядя в упор на звезду, мне доводилось не раз. Никто ни в чём не виноват, точнее – виноваты роковые обстоятельства, историческая подоплёка, тяжкий груз предковой памяти, недостаток в нежной юности житейского опыта, и так далее и тому подобное. Короче, всё путём. Однако увидеть аналогичную ситуацию извне, обозначенную теми словами, которые ей соответствуют – такое не оставляет меня равнодушным до сих пор.








К оглавлению написанной части "Черты Мира"
Tags: Арийский Запад, Бижанрик, Иллюстрации, Личное, Стихи и песни, Черта Мира, Юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments