Tags: Старший

Портрет в нежной юности

Кое-что личное, о Малике и не только

После того как Шеол выложил ряд постов о своём знакомстве с Маликом (оглавление вот здесь), на меня накатило желание перечитать хроники, то есть дневниковые записи, относящиеся к тому периоду – ведь Шеол описывает лишь некоторые, весьма выборочные моменты, а мне страшно захотелось погрузиться во всё целиком. Я схватился за свои тетради и ушёл с головой: имена, лица, события, каждый час что-то новое, некоторых людей и ситуации даже вспомнить сходу не могу, приходится листать взад-вперёд, пока мозги встанут на место… Почитав полдня, понял, что больше не в силах, впечатления слишком сильные и обильные – а вот зато вербализовать воспоминания-ощущения мне просто до зарезу надо. Пусть хотя бы в нескольких словах – но сформулирую и напишу! Начал писать, по ходу снова читать, ещё писать, ещё читать… – короче, решил никаких задач себе не ставить, что напишется – то и напишется. Так что вот – что написал то написал, кому интересно – читайте.

Не буду пересказывать деталей сюжета, их можно видеть у Шеола; расскажу лишь о некоторых личных впечатлениях.


Collapse )


******************************


Пост Скриптум и примечания – в следующем посте.
Портрет в нежной юности

"Вдвоём хоть в пекло". Завершение

Завершение. Предыдущая часть – вот здесь.
Начало – вот здесь.


Collapse )

Закончить своё повествование мне хочется третьей песней из цикла "Три песни для друга", который я посвятил Старшему в наше первое лето. Две из них я уже показал читателю ("Шатался по фортам ночным" в эпиграфе, "Когда на целом свете" вот давеча), а теперь пусть будет и третья. Для меня эта песня – песня про Артигемонов, хоть я в то время ничего ещё про них не знал; песня про нас-как-Артигемонов – про то артигемоновское, что живёт и дышит всей нашей плотью, певчей плотью Матери Алестры внутри нас – всюду, всюду, всюду, куда бы ни зашвырнула нас судьба.

На брошенных развалинах,
В кипящей пустоте
Не раз мы повстречаемся, а значит –
Вы только узнавайте нас,
А мы всегда всё те –
Беспечные наёмники удачи.

Когда же расставание
Настанет чередом,
Рыдая, не заламывайте руки:
Вы лишь не забывайте нас,
Мы как-нибудь зайдём –
Бесстыжие наёмники разлуки.

Обидчивые жители
Покинутой земли,
Останьтесь недоверчивы и строги;
Вы только помашите нам,
Когда пройдём вдали –
Бездомные наёмники дороги…


Октябрь 08 по Черте Мира – март 2013



******************************


Collapse )
Портрет в нежной юности

"Вдвоём хоть в пекло". Продолжение (2)

Продолжение. Предыдущая часть – вот здесь.
Начало – вот здесь.


Collapse )


******************************


Примечания:


О разведдеятельности, то есть о теории и практике оживления умерших – вот здесь
(в том числе много чего в комментах);


о Клане Стражей и о нашей работе с ним – в повести "Научиться играть с медведицей".


******************************


Завершение – в следующем посте.
Портрет в нежной юности

"Вдвоём хоть в пекло". Продолжение (1)

Продолжение. Начало – вот здесь.


Collapse )


******************************


Примечания:


"…незадолго до того я пережил расставание с возлюбленной…" –

историю отношений с Фанни и Сингом можно прочитать вот здесь,

а вообще о служении свободных женщин – вот здесь.


******************************


Продолжение – в следующем посте.
Портрет в нежной юности

Повесть "Вдвоём хоть в пекло". Начало

Повесть "Вдвоём хоть в пекло" написана по счёту Земли-здешней более года назад и с тех же самых пор проживает в нашем аккаунте на СИ – ну а теперь наконец дошли руки выложить её и здесь. Если кому придёт охота чего-то поспрашивать-порассуждать – как обычно, вэлкам:)


******************************


Вдвоём хоть в пекло


Collapse )


Как рассказать, какими описать словами, что это значит – побратим, напарник?..

Названый брат мой, многолетний мой спутник по имени Старший, от рождения наречён был Ноем. "Ной, не ной!" – так подбодряли-поддразнивали малыша, если он вешал нос, и парень бурно радовался игре слов; скорей всего потому детское имя и сохранилось в его памяти, когда всё прочее оказалось безжалостно смыто.

Как многие в нашей стране, Старший не появился на свет северянином, а стал им, перейдя некую черту; как многие, он не помнил своей жизни до этой черты: уж больно всё переменилось, а напоминать было некому, да и вспоминать некогда – надо было жить, осваивать мир по новой.

Collapse )


******************************


Collapse )


******************************


Продолжение – в следующем посте.
Там где сосны

Назавтра ждёт его расстрел – а он и в ус не дунет…

Предыдущая часть темы – вот здесь.


************************


Открывая позапрошлым постом тему "Поговорить про Анъе", мы взяли в качестве эпиграфа первую строфу стихотворения, которое вместе со Старшим сочинили в честь Анъе в тюрьме, буквально перед самим судом. Вот оно целиком:


Кто этот мерзкий человек,
Который замедляет бег
Истории народа?
Разлёгся он среди тюрьмы,
И наши лучшие умы
Ему слагают оды.

Как он коварен и хитёр!
Он в порошок бы всех растёр,
Да лень ему возиться.
На завтрак, ужин и в обед
Он кровь студентов много лет
Лакает как водицу.

Родной приют ему – тюрьма.
Все сатанисты без ума,
Студенты и подруги.
Они в нём видят целый клад,
Они пожрать его хотят
И просят на поруки.

Он не напишет ни строки.
Кругом толпятся дураки,
Их разве что в аду нет.
Но он изрядно постарел –
Назавтра ждёт его расстрел,
А он и в ус не дунет…


5 сентября 01 по ЧМ – 1 июля 1981


Что имеет смысл изложить в качестве примечания?


Collapse )


Вот на этом я, пожалуй, и прерву свой рассказ:)







************************


К оглавлению написанной части "Черты Мира"
Там где сосны

Поговорить про Анъé

Кто этот мерзкий человек,
Который замедляет бег
Истории народа?
Разлёгся он среди тюрьмы,
И наши лучшие умы
Ему слагают оды…

(из стихотворения в честь Анъé,
написанного Германом и Старшим
в незабываемые дни
заключения перед судом)


– Вы таки хотите поговорить про Анъе?
– Да, мы таки очень хотим поговорить про Анъе!
– Тогда, пожалуй, придётся говорить и про Хелика, и про Тэра!
– Отлично! Мы таки и про Тэра с Хеликом давно хотим поговорить:)


Как обозначить Анъе наиболее лаконичным образом? – наверное, как-то так:

Анъé, именуемый Господин Майор или Чёрный Майор – небезызвестный деятель эпохи Черты Мира, аристократ-одиночка, циник и маргинал, нелегальный исследователь тайных организаций и посему одно время активный преследователь студенчества, в дальнейшем – друг и соратник Тринадцатой Тройки и Ко.

Если начать говорить подробнее, повествование рискует получиться долгим, причудливым и залихватским; излишней протяжённости нам тут не нужно, остросюжетность же не повредит – так что попробуем найти какую-нибудь минимально золотую середину:)

Наше личное знакомство с Анъе началось с того, что его убили на наших глазах.


Collapse )


Однако о том, каким составом мы в итоге оказались под судом, и о знакомстве с вышеупомянутым студентом Робином-Тэром, лучше будет рассказать отдельно, в следующий раз; много рассказать всё равно не удастся, ибо не хватает ни времени, ни места – ну что ж, пускай хотя бы по чуть-чуть, уже и то хорошо:)



…А третий так приподымает бровь,
Скривив усмешкой сатанинской губы,
Что можно разреветься от волненья,
Что он к тебе пожаловал на чай…

(из моего стихотворения про друзей –
как, я надеюсь, понятно читателю, эти строки посвящены Анъе)



Продолжение следует
Там где сосны

Новелла "Октябрь". Начало

Новелла "Октябрь" написана в конце 01 по Черте Мира, по свежим впечатлениям от зафиксированных в ней событий. Принимая решение о публикации её теперь, так много времени спустя, я хотел было внести в текст ряд существенных корректив, однако по здравом размышлении от затеи сей отказался. В повествовании и без того переплетаются переживания первой весны и в своём роде ключевой осени – нет резона добавлять туда ещё и сегодняшние мысли и чувства. Пусть читатель увидит, какими мы были тогда, недалеко от истоков нашего разведческого пути; надеюсь, что нынешние стилистические правки скорее поспособствуют этому, чем помешают.

В качестве предисловия мне бы хотелось сказать вот что. В конце 01 по ЧМ я не имел ещё никакого представления о своём рождении через Алестру, как, впрочем, и о самой Алестре; светлые воспоминания о лесных недрах не покидали меня, однако трактовал я их в меру тогдашнего убогого разумения. Я понимал, что одновременно со здешней жизнью обитаю в совершенно другом мире, где провёл детство, что с возрастанием в этом самом другом мире связаны причуды моего здешнего "ускоренного" взросления – и что, стало быть, я не местный, а значит – чужой, и эдемские кущи болотной чащобы приветствуют во мне не сына, но пришельца, странника. Так наставлял меня разум, однако сердце пело иное: что я свой, родной, мои корни здесь, я могу быть таким же, как все; я могу, я могу! – я могу и хочу быть таким же, как все. Сердце не солгало, и в дальнейшем мне открылось ещё большее: все мы, живущие здесь, на Земле Алестры – друг другу родные, а если захотим – то можем сделаться ещё более родными; и мы можем, по-настоящему можем быть вместе.

Ну а теперь читайте.


Collapse )


Завершение следует


Там где сосны

Вслед "Истории одной компании". Желанье складывать слова

Начало "Истории одной компании" – вот здесь.
Завершение – вот здесь.
Вслед "Истории одной компании". Несколько слов про ту щедрую на обретения осень: вот здесь.


Ну а теперь – обещанные забавные моменты совместного времяпрепровождения с Эммануилом и Шелом.


Collapse )





И опять-таки, если кому вдруг понадобится оглавление "Черты Мира" – то оно по-прежнему вот здесь:)